Обещали воз — дали с гулькин нос

С реализацией декрета N8 что-то не так

Круг тех, кому в Беларуси позволят проводить операции с криптовалютами, будет крайне узок. А регуляторные требования — на грани выполнимого. При этом частным лицам дана полная свобода действий. В результате в Беларуси могут сформироваться два слоя криптобизнеса: полуподпольный для частных лиц и «высшей категории», которым смогут заниматься только очень крупные компании. Для всех прочих эта сфера окажется закрыта.

НЕ УСПЕЛИ, ДА И НЕ ХОТЕЛИ

Как и прогнозировала «БелГазета», к моменту вступления в действие декрета N8 (28 марта) нормативно-правовая база по ряду его статей не была подготовлена. Сам декрет носил рамочный характер, а конкретную «нормативку» под него должны были разработать Совмин, Нацбанк и другие ведомства. Однако трех месяцев с момента подписания декрета в конце декабря прошлого года им не хватило.

В частности, абсолютно отсутствуют нормативные акты к самой интригующей части декрета, посвященной блокчейну, криптовалютам и всему, что с ними связано. В результате — вопреки ожиданиям — в начале апреля в Беларуси не начали работу ни криптобиржи, ни обменники криптовалют, ни компании — организаторы ICO. Точнее, все они есть, но только работают не на 100% в правовом поле.

В принципе, белорусские чиновники давно давали понять, что, несмотря на президентский декрет, криптовалютного рая в стране не будет. Еще 31 января на расширенном заседании правления Нацбанка зампред правления Сергей Калечиц заявил, что многие положения декрета «требуют значительной работы по их разъяснению общественности и субъектам экономики». Попутно в Нацбанке напомнили, что единственное законное платежное средство в РБ — белорусский рубль. А значит, все эксперименты по приему платежей в криптовалютах незаконны. Также продажу товаров или услуг за криптовалюту не удастся и замаскировать под обмен.

Наконец, в Нацбанке уже тогда дали понять, что планируют максимально плотно контролировать деятельность операторов криптоплатформ и обменников криптовалют во имя соблюдения законодательства о предотвращении легализации преступных доходов. В частности, банкам предписали регламентировать и усилить контроль над совершением операций с криптовалютами. Сергей Калечиц тогда не пояснил, почему априори считает участников криптовалютного рынка потенциальными мошенниками. Но он уверен, что операции с токенами являются высокорисковыми и носят, как правило, спекулятивный характер. Риски, по мнению Калечица, связаны с отсутствием четкого и понятного механизма формирования их цены, гарантий по защите прав и законных интересов держателей токенов.

ПЕРЕСТРАХОВКА

В мае начала появляться информация о том, кого же будут допускать к работе на криптовалютном рынке. Как оказалось, для этого совсем недостаточно быть резидентом Парка высоких технологий (ПВТ). Dev.by со ссылкой на «источник, приближенный к Нацбанку», рассказал, какими основными документами будет регулироваться работа белорусских криптоплатформ.

Прежде всего, требования к оператору криптоплатформы будут включать 3 группы: квалификационные, репутационные и финансовые. Блок квалификационных требований — это высшее образование и опыт соответствующей работы у директора, главного бухгалтера и технического директора.

Также в компании обязательно должны быть риск-менеджер, compliance officer и AML-compliance officer. Среди репутационных требований — отсутствие непогашенной судимости за преступления против собственности, расторжения трудового договора по дискредитирующим обстоятельствам, открытого уголовного преследования и т.п.

Однако сложнее окажется не устроиться на работу в белорусскую криптокомпанию, а стать ее учредителем. Собственники компаний, работающих с криптовалютами, должны будут: не иметь задолженности по платежам в бюджет и госфонды; не быть банкротом; не иметь непогашенной судимости за преступления против собственности; не быть исключенным из ПВТ за нарушение законодательства или невыполнение бизнес-проекта; иметь на счетах не менее $5 млн., причем с подтвержденными источниками происхождения.

Далее к компании, вышедшей на рынок «крипты», будут применяться требования о соблюдении финансовых нормативов, в т.ч. финансовой зависимости, мгновенной ликвидности, концентрации заемного капитала и т.д. Потребуется вести раздельный учет собственных средств и средств клиента, резервное копирование данных о сделках по каждому дню, звукозапись переговоров с клиентами и хранить переписку с ними. Реклама должна будет содержать предупреждение, что токены не являются средствами платежа, никак не обеспечиваются государством и при сделках с ними можно потерять все вложенные деньги. В рекламе нельзя использовать образы несовершеннолетних, информацию о предметах роскоши, бонусах и скидках, обещать доходность сделок с токенами и даже «утверждать, что такие сделки имеют важное значение для достижения успеха и общественного признания».

Отдельная тема — кому позволят пользоваться услугами отечественных криптобирж и обменников криптовалют. К ним заведомо не допустят тех, кому нет 18 лет и «лиц, причастных к террористической деятельности». Также человек должен будет отвечать хотя бы двум из четырех требований: годовой доход, наличие капитала, специальное образование (финансовое или экономическое) и опыт (работы в криптоотрасли или торговли на бирже).

Есть еще AML-требования — идентификации и верификации всех клиентов, определения источников происхождения токенов и средств клиентов. Участников рынка обяжут буквально следить за своими клиентами: предусмотрена сверка с данными в соцсетях, базами данных третьих лиц, отслеживание адреса интернет-протокола клиента, контактирование при личной встрече, по телефону, посредством переписки, видеосвязи и т.д.

ЧТО ГОВОРЯТ

Игорь МАМОНЕНКО, гендиректор ИТ-компании «БелХард», один из авторов концепции ИТ-страны. Серые биржи могут уничтожить институт ПВТ — их в Беларусь пускать нельзя. Но некоторые не догоняют этого и надеются на зеленый коридор. Это невозможно технологически. В Грузии, где BitFury в 2014г. едва не перехватила блокчейн биткойна, сосредоточив в своих руках более 51% вычислительных мощностей, до сих пор нет ни запрета, ни разрешения на криптовалюты и операции с ними. Государство как бы не при делах, хотя только майнинг биткойна принес в страну миллиарды. У нас же некоторые горячие головы хотели бы прокачать сотни миллиардов с мизерной прибылью для страны. Это может погубить и ПВТ, и все будущее цифровой экономики Беларуси. Если страну запишут в офшор, то каждый платеж будет облагаться пошлиной. А некоторые страны вообще запрещают платить в Делавер и иже с ними. Криптовалютные биржи Южной Кореи уже усложнили жизнь «Самсунгу» и другим брендам. С этой темой шутки плохи, и нас уже многие это поняли. Весы сдвинулись в сторону здравых сил, которые ответственно относятся к будущему страны.

Максим СТОЛЕТОВ, российский эксперт, работающий с криптовалютами также на рынках Украины и Беларуси. Такое ужесточение правил работы на крипторынке просто уничтожит только-только появившийся имидж Беларуси как единственной страны, которая легализовала все, что связано с технологией блокчейн. В правилах для бирж и обменников предусмотрена такая прозрачность, которая начисто убивает любую коммерческую тайну. Какая может быть коммерческая тайна, когда любой желающий может что угодно посмотреть во внутренней документации фирмы? И потом, к белорусским участникам рынка просто не пойдут клиенты. Ведь в основе криптовалют базовый принцип — анонимность. А тут будет такой досмотр каждого потенциального клиента, словно он раньше наркотиками торговал, а теперь в ФБР трудоустраивается.

БелГазета



1 комментарий

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика