КАК БЫ СТРАНА. КАК ДЕЛАЕТСЯ БИЗНЕС НА ВЕЙШНОРИИ

Сегодня интернет-технологии и несовершенство законов позволяют любому желающему создать собственное виртуальное государство и превратить его в бизнес-проект. Как это работает, «ДС» разбиралась на конкретном примере, не чуждом Украине.

То ли есть, то ли нет.

Автор этих строк — гражданин двух стран: одной реальной (Республика Беларусь) и одной виртуальной (Вейшнория). Сегодня это уже не причуда и не фрондерство: «как бы государств» в мире становится все больше, равно как и их граждан.

До конца ХХ в. в мире существовало несколько десятков непризнанных микрогосударств, своего рода казусов, — от литовской Республики Ужупис в Вильнюсе до Княжества Силенд на старых нефтяных платформах в Северном море. Это были образования, которые заявляли о своей государственности, но лишь имитировали те или иные черты государства. Соответственно, никто их всерьез не воспринимал. Однако они существуют, имеют свои конституции, граждан и паспорта, служат прикрытием для различных бизнесов. Самые известные: Свободный город Христиания (коммуна хиппи в Копенгагене), Республика Лакота (США), Великое герцогство Вестарктика (Антарктида), Фландренсис (Антарктида), Империя Атлантиум (Австралия), Филеттино (коммуна в Италии).

В начале XXI в. распространение интернета дало толчок к появлению множества виртуальных государств, не привязанных к конкретным территориям, но имеющих все прочие атрибуты государственности. Подавляющее количество таких проектов уже благополучно заброшены и забыты. Но некоторые смогли стать успешными — в тех случаях, когда создатели такого квазигосударства смогли развернуть активность одновременно в сети и в реальном мире. Примеры — Вейшнория и Либерленд.

Прежде создатели квазигосударств зарабатывали скромно, в основном на их атрибутах — почтовых марках, паспортах, денежных знаках, регистрации браков и т. п. Но XXI в. дал новые возможности. Например, Княжество Силенд запустило у себя компьютерные серверы, на которых охотно размещались онлайн-казино, хранилища порнографии, хакерские сообщества и платежные системы, обслуживавшие всех перечисленных. Срабатывал фактор экстерриториальности: эти серверы не подпадали под действие законов ни одного признанного государства, правоохранители которого могли бы их отключить.

Вскоре примеру Силенда последовали и другие «как бы государства». Причем схемы быстро совершенствовались: квазигосударства использовались для серой торгово-финансовой деятельности. То есть не для откровенной, условно говоря, торговли наркотиками, а для обхода существующих норм и правил, для уклонения от налогов, таможенных пошлин и санкционных запретов.

Само создание квазигосударств стало бизнесом. Им промышляет, например, российский политик и предприниматель Антон Баков. Лидер Монархической партии России, экс-депутат Государственной думы, живущий в Екатеринбурге, присвоил себе титул «светлейший князь» Романовской империи. В 2011 г. в компании своей дочери Анастасии и сына Михаила, а также троих журналистов, Антон Баков провозгласил в нейтральных водах «Российскую империю», которую позднее переименовал в Романовскую. «Современное государство определяет не оружие, а медийность, именно поэтому мы взяли с собой телевизионщиков», — позже объяснял он.

В 2012 г. были проведены выборы, появились паспорта. Сегодня Антон Баков создает частные государства, которые продает богатым людям, «Они уже устали тратить деньги на женщин, машины, дома и хотят оставить после себя какое-то наследие, — говорит он. — Личное государство можно легко монетизировать: построить казино, бордель или что-либо другое, что может быть запрещено на территории большинства стран, но при этом не противоречит международному праву, ведь вы сами устанавливаете внутренние законы».

Появление в 2009 г. технологии блокчейн открыло новые возможности для «как бы государств»: появились экстерриториальные проекты Bitnation и «Арктида», быстро набравшие сотни тысяч пользователей-«граждан». Сегодня квазигосударства выпускают собственные криптовалюты, размещают у себя криптобиржи и проводят ICO разных проектов, которые не хотят иметь дела с законами настоящих государств.
Итак, рассмотрим на конкретном примере, как выдуманная страна становится реальным бизнесом.

Вейшнория: фейк, ставший бизнесом
Когда организаторы российско-белорусских учений «Запад-2017» 29 августа 2017 г. озвучивали их сценарий, они даже не подозревали, что создают социальное явление — альтернативную Беларусь, в которой, как вскоре оказалось, хотели бы жить очень многие. Годами лидеры оппозиции не могли сформулировать свое видение «страны мечты» — и это за них сделали безвестные офицеры генштаба.

По сценарию учений на северо-западе Беларуси появилось государство Вейшнория, которое решило напасть на Союзное государство России и Беларуси. Пресс-конференция еще не успела закончиться, а социальные сети уже кипели. Белорусов возмутило то, с какой легкостью генералы объявили одну часть страны врагом другой части. Но почти сразу выдуманная Вейшнория стала жить собственной жизнью. Уже к вечеру того дня силами пользователей были созданы карты, герб и флаг, а также несколько вариантов гимна Вейшнории. История, правительство и прочие атрибуты несуществующей страны появлялись один за другим. Кто-то начал выпускать обложки для паспортов с символикой Вейшнории.

Все больше людей говорили о Вейшнории вполне серьезно. 30 августа в «Википедии» появились странички, посвященные Вейшнории. В сети начали появляться сайты «государственных ведомств Вейшнории», а также самой страны. Всего за несколько недель усилиями энтузиастов Вейшнория превратилась в успешный проект — тысячи людей подавали заявки на гражданство этой виртуальной страны. И в этот момент появились желающие превратить хайп в бизнес. Для этого потребовалось ввести Вейшнорию в юридическое поле Беларуси. Было создано некоммерческое юридическое лицо, которое и начало развивать интернет-государство Вейшнория в качестве игрового проекта.

Формально с точки зрения белорусского законодательства это сайт, на котором проводится онлайн-игра, в которой «граждане-игроки» могут создавать общественные организации, инициировать и продвигать законопроекты, участвовать в парламентских выборах, вести бизнес и т. д. У Вейшнории уже больше 15 тыс. граждан, из которых примерно 2500 — жители Украины. Выдаются паспорта Вейшнории, за деньги можно купить также разнообразные сувениры с символикой Вейшнории, коллекционные монеты и другие артефакты.

«Уже на следующий день после объявления плана учений мой друг зарегистрировал интернет-домен «Вейшнория». Сразу родилась идея выдавать паспорта виртуального государства. Мы даже не ожидали такого: в интернете пользователи начали активно заказывать эти паспорта, спрашивать о другой сувенирной продукции. Быстро сформировалось сообщество людей, называвших себя «вейшнорцами», и довольно большое — несколько тысяч человек в первые же дни, — рассказал «ДС» один из авторов проекта «Вейшнория» Олег Ларичев. — Мы поняли, что эту активность людей можно монетизировать. Появилась идея оформить виртуальное государство».

Сегодня команда проекта, разработчики онлайн-сервисов — всего три человека. Им постоянно помогают 40-60 человек активистов: предлагают новые идеи, помогают с рекламой и продвижением.

6 октября 2017 г. в Беларуси появилась первая национальная криптовалюта — талер. Ее разработчики не были связаны с создателями Вейшнории, но уже два месяца спустя эти проекты объединились. К тому моменту создатели Вейшнории уже озаботились введением внутриигровой валюты, но технологически реализовать это было сложно. Было решено использовать талер как внутреннюю валюту проекта. С декабря 2017 г. талер используется для взаиморасчетов: «граждане» Вейшнории оказывают друг другу услуги и рассчитываются талерами, которые имеют реальную ценность — ими можно торговать на криптобиржах, оплачивать услуги интернета и мобильной связи и т. д.

Подобная схема реализована во многих онлайн-играх, где игроки создают виртуальные государства. Но здесь важно то, что талер, как и любая криптовалюта, основан на блокчейне, что исключает его произвольную эмиссию «властями» Вейшнории. В результате созданная белорусами виртуальная страна с точки зрения ее внутренней экономики сразу оказалась на голову выше всех аналогов.

Над квазигосударствами можно иронизировать. Можно зарабатывать на них. А можно и использовать для нетворкинга. Например, журналист «ДС», переехав из Минска в Киев, первым делом связался с местными «соотечественниками»-вейшнорцами — и они помогли освоиться на новом месте.

dsnews.ua



Добавить комментарий

Яндекс.Метрика