ICO разрешат

Но сделают невозможными

Белорусские власти продолжают удивлять своим творческим подходом к воплощению в конкретную нормативно-правовую базу декрета N8. В позапрошлом номере (см. «БелГазету» N17 от 15 мая) мы рассматривали, в каких условиях будут вынуждены работать криптобиржи и обменники криптовалют. Теперь посмотрим, насколько тяжело будет привлекать инвестиции через проведение ICO. Спойлер: практически невозможно.


Справка «БелГазеты». ICO (Initial Coin Offering) — криптовалютный аналог IPO, только компания-эмитент вместо акций выпускает токены (уникальные цифровые записи, которые нельзя подделать или скопировать). Правовой статус токенов в большинстве стран мира пока спорный. В некотором роде IСO — это краудфандинг для бизнес-проектов, альтернатива традиционным способам финансирования стартапов (например, венчурным фондам).

ICO позволяют бизнес-проектам собирать средства на развитие и просто запуск без сложных и дорогих процедур, сопровождающих публичное размещение акций. Готовиться к проведению ICO нужно так же, как и к IPO: через ревизию бизнеса, обеспечение его прозрачности, подготовку «дорожной карты», презентации проекта и «белой книги» — детального описания проекта.

Принципиальное отличие ICO от IPO в том, что размещение токенов происходит не на фондовой бирже, а просто через интернет. В дальнейшем выпущенные —
токены торгуются на специализированных онлайн-биржах.

Главное: в Беларуси решили не распространять на сферу ICO законодательство по ценным бумагам — на участников рынка не будут распространяться требования о лицензировании профессиональной и биржевой деятельности. Подход — противоположный американскому: там токены приравняли к ценным бумагам и обязали эмитентов регистрировать их в Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC).

В Беларуси своя особенность: проводить ICO и профессионально работать с токенами будет позволено только компаниям — резидентам ПВТ. К которым применяются особые условия — их пропишут в договоре между администрацией ПВТ и резидентом, претендующим на статус организатора ICO. Правила проведения ICO будут регулировать отношения трех сторон: заказчика (т.е. компании, которой нужны инвестиции), организатора (резидент ПВТ) и инвестора (покупателя токенов).

В Беларуси профессиональных участников рынка ICO будут регулировать примерно по тем же принципам, что и криптобиржи или обменники криптовалют — квалифицированный персонал, прозрачность и т.д.

Компания — заказчик ICO должна будет иметь в штате риск-менеджера, ее руководители и учредители не должны иметь судимости за преступления против собственности, не должно быть долгов по платежам в бюджет и т.д.

Компания-организатор должна в дополнение к этому разработать и соблюдать ряд внутренних нормативных актов, в числе которых — политика управления рисками, политика внутреннего контроля, AML-политика (противодействие отмыванию денег). Отдельно в готовящихся правилах будут оговорены требования к рекламе размещаемых токенов. Здесь, как и в случае с криптовалютами, — никаких обещаний гарантированного дохода, но расширенное предупреждение о рисках. Также отдельно будут перечислены требования к главному документу проводимого ICO — так называемой «белой бумаге» (white paper, или декларация проекта). Из «белой бумаги» потенциальный инвестор сможет почерпнуть подробные сведения не только о бизнес-плане проекта, но и о технической стороне его реализации, узнать обоснование ожидаемых финансовых результатов с указанием сроков. Отдельно придется указать данные об учредителях заказчика и его финансово-хозяйственной деятельности, об основных конкурентах, о судебных разбирательствах и производствах по делам об административных правонарушениях в отношении заказчика за последние 3 года.

Кроме того, в «белой бумаге» должны содержаться как базовые сведения о заказчике и организаторе ICO, так и информация о договорных отношениях между ними, о способности оказывать влияние на решения друг друга, об интересах аффилированных лиц и т.д. Если у проекта по привлечению средств имеется -«якорный» инвестор — придется раскрыть информацию и о нем.

Уже далее, по ходу проведения ICO и после его завершения, компания, выпустившая свои токены, будет обязана на своем сайте информировать общественность «о всех существенных событиях, способных повлиять на стоимость токенов». Включая такие события, как начало процедуры реорганизации, возбуждение дела о банкротстве, сделка с 10% и более акций (доли в уставном фонде), годовая финансовая отчетность не позднее 1 марта и т.д.

Наконец, отдельные требования будут предъявляться к инвесторам — покупателям токенов. Это примерно те же требования, которые будут предъявляться к частным лицам, торгующим на криптобиржах, — нужно соответствовать критериям «квалифицированного инвестора» (определенный размер годового дохода, накопленного капитала, специальное образование и опыт работы в соответствующей сфере, достаточно отвечать двум из четырех критериев). Пока предполагается, что достаточным годовым доходом будут считаться $20 тыс., достаточными накоплениями — $50 тыс. То есть круг «квалифицированных инвесторов» окажется весьма узким.

ЧТО ГОВОРЯТ

Александр КОРНЫШЕВ, предприниматель, координатор белорусской криптовалюты Талер (Витебск). Все ограничения, предлагаемые Нацбанком и другими разработчиками нормативно-правовой базы под декрет N8, с одной стороны, понятны. Их цель — сделать все, чтобы избежать скандалов в такой высокорисковой сфере, как ICO. Потому как мировая статистика показывает: до 70% всех ICO заканчиваются провалом. А в белорусском случае всякий провал ICO будет сильно бить по идее ИТ-страны — вот и перестраховываются, чтобы не подставлять президента.

С другой стороны, озвученные требования сразу отсекут именно тех, кому больше всех нужны подобные инвестиции, — стартапы, молодые ИТ-компании. У нормального стартапа нет ни риск-менеджера в штате, ни денег на дорогие услуги по организации ICO. А своими силами молодая компания провести ICO не может — просто не имеет права.

Что получим? В 2017г. ICO стали самым распространенным в мире способом привлечения финансирования в молодые ИТ-проекты. Недавно глава крупнейшей биржи криптовалют Binance Чжао Чанпен заявил, что венчурный капитал по эффективности в 100 раз проигрывает ICO. Вкладывать сюда деньги выгодно как инвесторам, так и основателям стартапов. Но в Беларуси как раз стартапы отсекают от ICO. Однако «мозги» очень текучи: имея хорошую идею, молодым предпринимателям не составит большого труда провести эмиссию токенов где-нибудь в ближнем зарубежье. И Беларусь потеряет перспективный бизнес-проект.

Максим ЛЕПЕШ, венчурный инвестор (Москва). Такое ощущение, что белорусские инвесторы в ICO — это будут такие рыцари в белых плащах, без страха и упрека. И без прибыли — если будут вкладываться на тех условиях, которые им будет диктовать белорусское законодательство. Потому что инвестиции в токены разных проектов — самые высокорискованные из законных инструментов. Здесь намного больше неопределенности, чем в обычном венчурном инвестировании, которое само по себе считается самым высокорискованным направлением инвестиционного бизнеса. Однако и прибыли в этом секторе очень высоки. К тому же все-таки большинство покупателей токенов проектов, проводящих ICO, — это «хомяки», т.е. непрофессиональные частные инвесторы, вкладывающие от $50 до $1 тыс.

Такие инвесторы просто будут обходными путями покупать токены зарубежных ICO, а белорусский рынок окажется замкнут сам на себя и не будет развиваться. Максимум — это будут десятка два компаний — резидентов ПВТ, которые выпустят свои токены и будут инвестировать друг в друга. Смешно, зато все по закону.

БелГазета



Добавить комментарий

Яндекс.Метрика